АО «Центр Информатизации РМ» - ФНС, ПФР, ФСС, РПН, ТОГС

Электроника

 
21 | 08 | 2018
Подписка

Риски налоговой оптимизации

Налоговая оптимизация – это уменьшение размера налоговых обязательств посредством целенаправленных правомерных действий налогоплательщика, включающих в себя полное использование всех предоставленных законодательством льгот, налоговых освобождений и других законных приемов и способов.

Замечу, что словосочетание «законных приемов и способов», использованное в данном определении, – едва ли не ключевое. Попробую пояснить почему.

Поскольку налоговая оптимизация – это, всего лишь, «умная» разновидность налогового поведения предприятия, то и риски тут соответственно такие же, как и у налогоплательщика, который платит налоги, что называется, «как попало».

Иными словами, налоговые риски для всех одинаковы:

  • взыскание недоимки по налогам;
  • взыскание пени за несвоевременную уплату налогов;
  • взыскание штрафных санкций (в соответствии с Налоговым кодексом);
  • уголовная ответственность.

Другой вопрос, что вероятность возникновения налогового риска может отличаться. Чтобы понять, как снизить эту вероятность, обратимся к арбитражной практике.

Высший Арбитражный Суд России издал постановление, в котором определил принципы правильной оптимизации (постановление Пленума ВАС России от 12 октября 2006 г. № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды», далее – Постановление).

Если выразить его смысл в нескольких доступных выражениях, то получится, что фирма может оптимально  выгодно для себя заплатить налоги,использовать максимально возможные налоговые льготы, если она совершила реальную экономически выгодную сделку и при этом в качестве цели преследовала получение прибыли.

Доктрина деловой цели (более подробно рассмотрена ниже), описанная в этом Постановлении, и есть ключ к правильному пониманию истинного смысла оптимизации и способов,как избежать налоговых рисков, с ней связанных. Иными словами, каждая сделка должна быть прозрачной и по возможности ее зарождение должно прослеживаться с самого начала и далее поэтапно.

В случае разбирательства проверяющие (будь то налоговые органы либо суд) должны четко понять, почему был выбран тот или иной поставщик, была ли проявлена должная осмотрительность при его выборе (был ли собран необходимый пакет документов, страхующий от нежелательных последствий в случае недобросовестности, в том числе налоговой, этого самого поставщика), в силу каких обстоятельств была сформирована цена сделки (на тот случай, если есть отклонение от рыночного уровня).

Если все эти элементы прослеживаются и не вызывают подозрений, то фирма может использовать любые виды налоговых льгот и вычетов, предусмотренных Налоговым кодексом, естественно, если условия ее деятельности подпадают под условия, необходимые для этих льгот.

Итак, единственный способ избежать налоговых рисков, связанных сналоговой оптимизацией, – отказаться от несуществующих расходов, мнимых сделок, услуг фирм-однодневок, тщательнее прорабатывать договоры с контрагентами. Те же расходы, которые действительно имеют место, нужно как можно тщательнее обосновать, причем сделать это нужно до момента возникновения расхода в учете, а не после.

Всегда нужно помнить, что уменьшение налогов в любом виде, будь то уклонение от уплаты налогов или налоговая оптимизация, вызывает активное и жесткое противодействие государства в лице его фискальных и правоохранительных органов.

От того, каким способом осуществляется уменьшение налоговых платежей, зависит и ответная реакция государства: в лучшем случае, вы можете столкнуться с откровенным неодобрением вашей «налоговой политики», в худшем, применением всего репрессивного механизма в виде доначисления налогов, начисления пени и наложения санкций вплоть до уголовной ответственности в случае доказанного уклонения от налогов.

Незаконное уменьшение налогов – уклонение, влечет негативные последствия, как для экономики, так и для государства в целом. При этом государственный бюджет недополучает причитающиеся ему средства, и, следовательно, ему приходится ограничивать себя в расходах. Следствием этого выступают приостановка реализации государственных программ, невыплата заработной платы работникам бюджетной сферы и т. д., вплоть до процедуры секвестра бюджета.

Кроме того, уклонение от уплаты налогов может иметь серьезные экономические последствия в виде нарушения конкуренции. Два одинаковых предприятия, занимающихся, например, производством определенных товаров, будут находиться в неравных условиях в случае уклонения одного из них от уплаты налогов.

Поэтому, в настоящий момент пресечение попыток «неуплаты налогов» возведено в ранг государственной налоговой политики и является основным направлением деятельности многих государственных органов, а также главной целью текущего налогового нормотворчества.

Анализ российской арбитражной практики, а также современной литературы по налоговому праву позволяет выделить семь судебных доктрин, хотя арсенал средств налоговых и судебных органов ими далеко не исчерпывается. Правоприменительная практика постоянно совершенствуется и именно она в конечном итоге формирует и модернизирует методы, позволяющие устранять пробелы и противоречия налогового законодательства.

Оптимизация налогов организации – снижение уровня налоговых обязанностей с помощью определенных действий плательщика.
Оптимизация налогов организации осуществляет закрепленное в п. 7 ст. 3
части первой НК РФ положение о том, что все оставшиеся вопросы и неточности
законодательных актов о сборах и налогах, трактуются в сторону плательщика.
Налоговая оптимизация организации осуществляется с помощью конкретных форм по планированию деятельности, найму работников и закреплению денежных
средств плательщика, чтобы как можно больше снизить возникающие в таком случае налоговые обязательства.

 

Итак, рассмотрим эти доктрины:

1. Доктрина «Существо над формой».

Концепция, лежащая в основе этой доктрины, состоит в том, что юридические последствия, вытекающие из сделки, определяются в большей степени ее существом, нежели формой. То есть, если форма сделки не соответствует отношениям, которые фактически реализуются между сторонами по сделке, то налоговые последствия определяются в соответствии с реально возникшими между сторонами отношениями (существо сделки).

В качестве примера можно привести ситуацию, которая сложилась в 1996 г. со страховыми взносами в Пенсионный фонд. В данный период страховые взносы не начислялись по договорам возмездного оказания услуг, в то время как на договоры подряда взносы начислялись в установленном порядке. Предприятия, не желая платить взносы, стали вместо договоров подряда заключать договоры возмездного оказания услуг, в то время, когда оказываемые услуги фактически носили подрядный характер (например, договор на «оказание услуг» по ремонту помещений). Контролирующие органы при проверках абсолютно обоснованно признавали такие договоры договорами подряда и применяли к предприятиям соответствующие финансовые санкции.

Механизмом реализации доктрины «существо над формой» являются нормы ГК РФ (ст. 169, 170), предусматривающие ничтожность мнимых и притворных сделок, а также сделок, противоречащих основам правопорядка и нравственности.

Кроме того, на помощь налоговым органам пришла ст. 45 НК РФ, пункт 1 которой позволяет переквалифицировать сделку налогоплательщика, если ее содержание, цели и динамика исполнения выходят за рамки ее правовой формы. Чаще всего «неправильная» форма соответствующей сделке придается  налогоплательщиком умышленно, для завуалирования истинных целей сделки. Например, обычная купля-продажа или аренда скрывается под видом договора простого товарищества.

Суд указал, что в силу ст. 45 НК РФ налоговая инспекция вправе менять юридическую квалификацию сделок, заключенных налогоплательщиком с третьими лицами, и применять вытекающие из этого налоговые последствия. Обращения в суд с иском о признании сделки недействительной не требуется.

Постановление ФАС СКО от 26.04.02 по делу № Ф08-1304/2002-482А.

2. Доктрина «Деловая цель».

Суть доктрины состоит в том, что сделка, направленная исключительно на уменьшение налогов, но не имеющая под собой разумной, экономически обоснованной, необходимой и достаточной деловой (хозяйственной) цели, может быть признана недействительной. При этом для предупреждения уклонения от уплаты налогов получаемая налоговая экономия не признается деловой целью сделки.

Например, согласно ст. 11 Директивы ЕЭС «О слияниях» налоговые преимущества, предусмотренные для компаний, участвующих в слияниях, поглощениях или иных преобразованиях, не предоставляются, если установлено, что основной целью или даже одной из них, преследуемых сторонами при реорганизации, было уклонение от уплаты налогов или избежание (обход) налогов.

Если налоговый орган продемонстрирует, что действия, предпринимаемые сторонами, не обусловлены разумными соображениями, такими, как рационализация коммерческой деятельности, приближение производства к рынку сырья или рабочей силы и т. п., то предполагается, что данная сделка имела своей основной целью уклонение от уплаты налогов или избежание налогов. Бремя доказывания обратного возлагается на участников сделки.

Отдельные идеи данной доктрины можно увидеть в действующем законодательстве РФ.

«При выделении из состава юридического лица одного или нескольких юридических лиц правопреемства по отношению к реорганизованному юридическому лицу в части исполнения его обязанностей по уплате налогов не возникает. Если в результате выделения из состава юридического лица одного или нескольких юридических лиц налогоплательщик не имеет возможности исполнить в полном объеме обязанность по уплате налогов, и такая реорганизация была направлена на неисполнение обязанности по уплате налогов, то по  решению суда выделившиеся юридические лица могут солидарно исполнять обязанность по уплате налогов реорганизованного лица». См. п. 8 ст. 50 НК РФ.

Очевидно, что данная норма НК РФ направлена на предупреждение уклонения от уплаты налогов при реорганизации предприятий. При этом налоговые органы не оспаривают саму реорганизацию: при  доказанности в суде умысла реорганизованного налогоплательщика последний будет нести налоговые последствия своих недобросовестных действий.

Судебная практика выявила еще один яркий пример недобросовестных действий налогоплательщиков при реорганизации. По общему правилу к фирме, возникшей в результате реорганизации, финансовые санкции за правонарушения, допущенные прежним налогоплательщиком, не применяются (принцип личной ответственности). Однако судебная практика допускает исключения из этого правила. Так, если реорганизация была проведена в столь короткий срок, что налоговый орган не мог выявить допущенные нарушения налогового законодательства, и есть основания полагать, что быстрой реорганизацией налогоплательщик стремился избежать ответственности за допущенные нарушения, судебная практика признает реорганизованное предприятие подлежащим ответственности за правонарушения прежнего налогоплательщика.

Ярким примером применения доктрины «деловая цель» может служить еще один пример из судебно-арбитражной практики:

Предприятие заключало договор займа с другим предприятием и с заемных средств не уплачивало налог на добавленную стоимость. В счет погашения этого займа предприятие поставляло свою продукцию займодателю. При налоговой проверке займополучателя налоговые органы посчитали займы предоплатой за продукцию и доначислили НДС с полученных авансов (займов). При рассмотрении данного дела суд встал на сторону налоговых органов и указал, что, так как деловая цель у фирмы была не предоставление займа, а получение продукции, то заем нужно рассматривать как аванс в счет поставляемой продукции и с него необходимо уплачивать НДС.

Судебная доктрина «Деловая цель» в настоящее время является наиболее перспективной для признания сделок недействительными и заключенными исключительно с целью уклонения от уплаты налогов без намерения создать соответствующие правовые последствия.

Именно она, по мнению Правительства РФ, должна быть положена в основу критериев разграничения законных способов налоговой экономии от противоправных, умышленных деяний, имеющих цель уклониться от уплаты налогов.

Можно выделить два основных варианта применения доктрины «деловая цель»:

  • доказывание умысла на уклонение от уплаты налогов и отсутствие разумной, экономически обоснованной хозяйственной цели, следствием чего является применение налоговых последствий, которых стороны стремились избежать, без признания недействительности сделок;
  • признание сделки недействительной или изменение ее юридической квалификации в судебном порядке.

В настоящее время налоговые органы в практической деятельности применяют в основном первый вариант, как наиболее простой и «быстродействующий».

3. Доктрина «Сделка по шагам».

Данная доктрина служит для определения налоговых последствий некоторых притворных сделок. Существо этой доктрины сводится к тому, что суд при рассмотрении конкретной сделки как бы устраняет промежуточные операции, проведенные сторонами, и рассматривает только фактические результаты операций.

Так, налогоплательщики нередко дробят сделку, связанную с существенными налоговыми последствиями, на ряд промежуточных сделок, позволяющих достичь требуемого результата с гораздо меньшими налоговыми последствиями. При этом при применении доктрины «сделка по шагам» налоговые органы могут пытаться доказать, что разделение единой сделки на ряд промежуточных «шагов», совершаемых с незначительными временными промежутками, имело своей целью лишь уклонение от уплаты налогов. В результате налоговые органы могут оспорить льготы, на которые рассчитывали стороны при дроблении сделки, потребовать от налогоплательщиков доплаты налогов и применить меры ответственности за уклонение от уплаты налогов.

Чаще всего доктрина «сделка по шагам» проявляется при анализе так называемых посреднических операций, когда налогоплательщик лишь для вида заключил договор комиссии, агентский договор или договор простого товарищества, уводя прибыль (экономический результат) и реализацию на фирму (комитента, принципала или товарища, который ведет все дела по совместной деятельности), находящуюся в зарубежных оффшорах, в том числе в российских квази-оффшорах (Калмыкия, ЗАТО и т.д.).

4. Доктрина «Экономическая целесообразность сделки».

Предпринимательская деятельность по определению направлена на извлечение прибыли (п. 1 ст. 2 ГК РФ), поэтому сделки хозяйствующего субъекта, противоречащие названному принципу, вызывают подозрения у налоговых органов. Недаром,  согласно ст. 575 ГК РФ запрещено дарение (то есть безвозмездная передача имущества, в том числе прав) между коммерческими организациями.

Безусловно, обвинять в недобросовестности налогоплательщика на том только основании, что он продал товар по демпинговой цене или получил от сделки заведомо планируемый убыток нельзя. Это может быть маркетинговым ходом налогоплательщика, направленным на получение конкурентных преимуществ и завоевание доверия у нового контрагента.

Однако, если же совокупность фактических обстоятельств, например, систематичность таких сделок, использование в них аффилированных лиц, имитация расчетов, создание видимости экономической деятельности очевидно свидетельствуют о направленности умысла налогоплательщика на обогащение за счет бюджетных средств, то в данном случае отсутствие экономической целесообразности сделки может указывать на недобросовестность налогоплательщика.

5. Доктрина «Одна рука» или «Фактический собственник».

Данная доктрина тесно взаимосвязана с доктриной «сделка по шагам» и проявляется чаще всего при анализе посреднических операций или схем «ухода» от налогов с использованием множества подконтрольных (аффилированных) фирм (часто оффшорных компаний), через которые или от имени которых продается товар (работа, услуга) в целях «увода» прибыли на эти фирмы, избегания уплаты налогов с оборота (преимущественно, НДС), налога на имущество, налогов фонда оплаты труда (ЕСН) и т. д.

Суть доктрины состоит в том, что при выявлении схемы ухода от налогов к налоговой ответственности привлекается то лицо, которое спланировало, организовало и фактически управляло товарно-финансовыми потоками (схемой), реализацией товаров, то есть фактический (истинный) хозяин (собственник) товаров (работ, услуг), который в конечном итоге и получал всю экономическую выгоду от операций, совершаемых подконтрольными ему фирмами.

Таким образом, несмотря на то, что по документам в товарно-денежных операциях могут участвовать множество компаний, к налоговой ответственности привлекается одно лицо – организатор схемы, управляющий фирмами-марионетками и получавший всю выгоду от совершенных сделок.

В чистом виде и самостоятельно данная доктрина на практике не применяется, а используется судами (налоговыми органами) только в совокупности с другими доктринами (например, деловая цель, сделка по шагам). Классическим примером использования данной доктрины при определении последствий выявленной налоговыми органами схемы уклонения от уплаты налогов является нашумевшее дело «ЮКОСа».

В данном случае судом было установлено, что ОАО «НК «ЮКОС» на территориях с льготным режимом налогообложения были зарегистрированы 22 подконтрольных фирмы и создана видимость их деятельности по приобретению и реализации нефти и нефтепродуктов для возникновения обязанности по уплате налогов не у ОАО «НК «ЮКОС», а у данных фирм. Указанные фирмы незаконно применяли льготы, в связи с чем не уплачивали налоги.

В ходе выездной налоговой проверки было установлено, что фактическим собственником нефти и нефтепродуктов, а, соответственно, их продавцом является ОАО «НК «ЮКОС». Именно он, а не подконтрольные фирмы, планировал, организовывал, учитывал и осуществлял все торгово-денежные операции, хотя по документам ОАО «НК «ЮКОС» выступал в роли агента или комиссионера.

При этом ОАО «НК «ЮКОС» продавало нефть подконтрольной фирме по цене 750 руб. за тонну. Далее же ОАО «НК «ЮКОС» уже как комиссионер продавал от этой фирмы эту же нефть на экспорт, но уже по цене более 4 000 руб. за тонну. Во всех договорах, товаросопроводительных документах, инвойсах, ГТД продавцом нефти указано ОАО «НК «ЮКОС». Оно же фактически получало всю выручку от продажи нефтепродуктов.

Расчеты между фирмами, зависимыми от ОАО «НК «ЮКОС» и между собой и ОАО «НК «ЮКОС», осуществлялись взаимозачетами либо векселями, при этом все расчетные счета фирм были открыты в одних и тех же банках, зависимых от ОАО «НК «ЮКОС». Бухгалтерский учет во всех фирмах вели аффилированные лица ОАО «НК «ЮКОС».

Таким образом, как установил суд, была создана схема, при которой операции, совершаемые с нефтью и нефтепродуктами, полностью контролировались ОАО «НК «ЮКОС» путем участия в сделках как посредника либо привлечения к участию в сделках как посредника других организаций, зависимых от ОАО «НК «ЮКОС». Сумма вознаграждения, выплачиваемая ОАО «НК «ЮКОС» согласно посредническим договорам была ничтожной: от 0,01 до 0,5 % от суммы договора, при том, что организации, зарегистрированные на территориях с льготным режимом налогообложения, не осуществляли никакой иной деятельности кроме как контролируемой ОАО «НК «ЮКОС».

Заключение данных договоров имело цель не извлечение ОАО «НК «ЮКОС» прибыли, а напротив – создание видимости получения прибыли организацией, зарегистрированной на территории, где действовал льготный режим налогообложения. Тем самым налогоплательщик «уводил» всю прибыль и налогооблагаемые обороты на фирмы, находящиеся в квази-оффшорах. Таким образом, учитывая выявленную схему уклонения от уплаты налогов, суд констатировал, что обязанность по уплате не уплаченных в бюджет налогов с сумм выручки, полученной от реализации нефти и нефтепродуктов, возникла именно у ОАО
«НК «ЮКОС».

См. Решение Арбитражного суда Москвы от 26.05.04 г. по делу № А40-17669/04-109-24, Постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда Москвы по делу № А40-17669/04-109-241 от 29.06.04 г.

6. Доктрина «Фактическое место деятельности».

Эта доктрина широко используется при анализе правомерности использования льгот фирмами, зарегистрированными на территории, где действует льготный режим налогообложения.

Данная доктрина также ярко проявилась в деле «ЮКОСа»:

«Поскольку ООО «Юксар» фактически не осуществляло на территории г. Саров никакой деятельности, фактически на территории г. Саров не находилось, отсутствовали материальные ресурсы и производственные мощности, необходимые для осуществления закупки и хранения нефти на территории г. Саров Нижегородской области, постольку указанная организация применяла налоговые льготы неправомерно. Таким образом, применение данной организацией налоговых льгот не  направлено на укрепление экономики ЗАТО г. Саров, а преследует цель уклонения ОАО «НК «ЮКОС» от уплаты налогов от операций по добыче, переработке и реализации нефти и нефтепродуктов, и, следовательно, является незаконным».

7. Доктрина «Соразмерность налоговых льгот и инвестиций».

Данная доктрина применяется преимущественно в совокупности с предыдущей доктриной «Фактическое место хозяйственной деятельности». Суть ее раскрывает само название.

«…из действующей в налоговом законодательстве презумпции добросовестности налогоплательщиков(определение КС РФ от 25.07.01 г. № 138-О, от 10.01.02 г. № 4-О и от 14.05.02 № 108-0, постановления Президиума ВАС РФ от 18.09.01 г. № 9408/00, от 18.06.02 г. № 7374/01, 05.11.02 г. № 6294/01, от 17.12.02 г. № 11259/02, письмо Заместителя Председателя ВАС РФ от 17.04.02 г. № С5-5/уп-342) следует, что для признания правомерности применения налоговых льгот, направленных на инвестиции в экономику соответствующего субъекта РФ, сумма предоставленных льгот и сумма произведенных организацией инвестиций должны быть соразмерны...

…В то же время суммы, поступившие в бюджет от налогоплательщиков, во много раз ниже сумм заявленных льгот (сумма инвестиций составляет около 0,006 % от суммы льгот по одному плательщику). Поскольку суммы льгот, заявленных по налогам и суммы произведенных инвестиций явно не соразмерны, применение льгот является незаконным...».

См. Решение Арбитражного суда Москвы от 26.05.04 г. по делу № А40-17669/04-109-24, Постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда Москвы по делу № А40-17669/04-109-241 от 29.06.04 г.

В заключение отмечу, что представленные выше судебные доктрины, в чистом виде на практике применяются редко. Как правило, они встречаются в совокупности, образуя некий симбиоз доводов и аргументов суда, убедительно доказывающих факт уклонения налогоплательщика от уплаты налогов посредством различных хитроумно завуалированных схем.

Судебные доктрины, не являясь позитивным правом (нормой, закрепленной в законе), исходя из науки и теории права, так или иначе, составляют часть правовой системы России.

По «рангу» судебные доктрины фактически стоят в одном ряду с судебными прецедентами, устойчивой судебной практикой. В силу многократного правоприменения при рассмотрении налоговых споров они постепенно превращаются в общий подход, концепцию, в конечном итоге «дорастая» до правовой доктрины, которая в свою очередь заставляет законодателя в большинстве случаев придавать ей силу нормы права.

Причем особый вес придает им тот факт, что выработаны они очень авторитетным и компетентным правоприменителем – арбитражными судами.

Стоит рассмотреть еще один интересный и показательный эпизод к разговору о схемах налоговой оптимизации…

ФАС Центрального округа в своем Постановлении от 29.10.2008 г. по делу № А68-601/2007/24/11 рассмотрел ситуацию, когда организация – налогоплательщик из города Тулы заключила гражданско-правовые договоры с более чем 70 индивидуальными предпринимателями.

Налоговый орган посчитал, что индивидуальные предприниматели, оказывавшие организации услуги по гражданско-правовым договорам, фактически являлись ее работниками.

Такому выводу налогового органа послужили обстоятельства:

  • договоры носили длительный характер;
  • регистрация индивидуальных предпринимателей и их переход на УСН осуществлялись в массовом порядке и незадолго до оформления отношений с организацией;
  • многие индивидуальные предприниматели обеспечивались мобильной связью и спецодеждой, а также с некоторыми были подписаны договоры о полной материальной ответственности.

Однако, коллегия судей ВАС РФ отказала налоговому органу в пересмотрев порядке надзора, и тем самым признало недействительным решение налогового органа о доначислении организации сумм НДФЛ, ЕСН, пенсионных взносов, а также пеней и штрафов.

Позиция суда заключалась в следующем:

  • ни один из заключенных договоров не указывает на наличие трудовых отношений, то есть не были определены место работы, дата ее начала, должность или профессия, режим работы и отдыха, условия оплаты труда, работник не подчинялся трудовой дисциплине и т. д.;
  • из текстов договоров следует, что они содержат все существенные условия договора возмездного оказания услуг, а именно были определены точные параметры осуществляемой в интересах заказчика деятельности, установлено, что оплата оказанных исполнителем услуг производится после подписания акта приема-сдачи услуг, оплата производилась в размере, оговоренном сторонами в акте приема-сдачи услуг;
  • исполнители дали четкие пояснения, из которых следовало, что они считают себя индивидуальными предпринимателями и организация их труда ничем не напоминает трудовые отношения: заработная плата не была фиксирована и зависела от объемов реализованной им продукции, график работы был свободный, он мог уйти и прийти в любой момент;
  • кроме того, суд правомерно указал, что заключение договоров о полной материальной ответственности не может являться доказательством наличия трудовых отношений между предпринимателями и налогоплательщиком–организацией. Те обстоятельства, что отдельные должностные обязанности, в частности, кассира, могут выполняться только работниками компании, а не на основании гражданско-правовых договоров, влекут иные последствия, нежели доначисление спорных сумм налога, в частности, привлечение к административной ответственности.

(Определение ВАС РФ от 10.03.2009 г. по делу № ВАС-2114/09).

При налоговой оптимизации так же не стоит забывать про нововведения, такие как АСК НДС 2 и АСК НДС 3, которые очень упрощают жизнь ФНС и усложняют не только недобросовестному бизнесу, но и недобросовестным налогоплательщикам из хозяев и менеджмента данного бизнеса!

Коротко напомню о данных системах:

  • АСК НДС 2: сведения из отчетности налогоплательщика автоматически сопоставляются с данными его поставщиков и покупателей. Если в цепочке есть расхождение, программа сигналиирует об этом компании. Компания в течение 5 дней должна пояснить, в чем причина. Если пояснений нет - за дело берется налоговый инспектор. Проверив, в чем причины расхождений, он решает, возмещать ли компании НДС или отказать в этом. Раньше на проверку цепочки контрагентов уходило много времени. Сейчас – счет идет на минуты.
  • АСК НДС 3: в этом году ФНС планирует запустить новый «комплекс слежения» за бизнесом – программу АСК НДС 3. Сейчас программа проходит тестовые испытания. Скоро люди из налоговой будут иметь оперативный доступ не только к расчетным счетам компаний, но и в автоматическом режиме будут видеть информацию о банковских счетах физических лиц.

Банки давно уже передают в инспекции информацию о расчетных счетах юридических лиц. Причем не только сведения об остатках, но и обо всех платежах: суммы, даты, получатели, назначение платежа. С 2014 года аналогичные сведения налоговики получают и о банковских счетах физлиц, однако выписки банка инспекторам приходилось обрабатывать руками. Теперь же все сведения об операциях по счетам физлиц и компаний будут попадать в новую программу автоматически. Будет автоматически выстраиваться цепочки движения денег и уплаты НДС. Налоговикам известно, за кем числится Ваша недвижимость и автомобиль, добавьте к этому еще и то, что теперь они будут иметь сведения о Ваших личных финансах и их движении. Налоговой инспекции станет доступна аналитика по счетам учредителей, менеджмента и др. В том числе будет известно об остатках на счетах и депозитах, движении денежных средств, назначениях платежа. Связи между юр.лицами и физ.лицами новым комплексом слежения будет выстраиваться автоматически.

Подводя итог выше сказанному, хочу посоветовать «не играть с огнем», а при наличии сомнений в правильности своих действий, необходимо ознакомиться со сложившейся по данному вопросу арбитражной практикой, благо, на сегодняшний момент по многим спорным вопросам ее накопилось предостаточно, либо сделать письменный
запрос в налоговые органы или Минфин.

Вячеслав Лучников

Использованы материалы:
- Налоговая оптимизация. Принципы, методы, рекомендации, арбитражная практика – А. В. Брызгалин, В. Р. Берник, А. Н. Головкин.
- Материалы Ардашева Владимира Леонидовича.
- Безопасность Бизнеса: Угрозы, Проблемы, Решения. – В. А. Майоров, В. Ю Лучников.

Налоговики смогут получить данные оперативно-розыскной деятельности МВД

Министерство внутренних дел России совместно с ФНС РФ подготовили правила предоставления результатов оперативно-розыскной деятельности (ОРД) в налоговое ведомство.

По новым правилам, налоговики теперь могут самостоятельно обращаться в МВД с запросом о предоставлении
результатов ОРД. В этом запросе налоговым инспекторам необходимо будет представить МВД информацию, которая подтверждает возможные нарушения налогового законодательства юрлица или ИП. Налоговые органы смогут также получить сведения об ОРД, которые представляют гостайну. При этом МВД должно предоставить налоговикам запрашиваемые данные в течение 10 дней.

Налоговое ведомство в свою очередь дважды в год будет направлять в МВД данные о ходе и результатах использования ОРД.

Guardinfo.ru

Срок добровольной ликвидации бизнеса ограничили

C 1 сентября 2017 года собственники организаций не могут установить срок для ликвидации своего бизнеса больше года. Продлить такой срок можно только в судебном порядке.

1 сентября 2017 года вступили в силу отдельные положения Федерального закона от 28.12.2016 № 488-ФЗ, определяющие максимальный срок для ликвидации организаций в добровольном порядке. Если собственники фирмы решили закрыть ее по причине нерентабельности или смены направления бизнеса, они должны будут успеть провести все необходимые мероприятия всего за год. Дольше находиться в стадии ликвидации  организация сможет только по решению суда.

Участники общества или орган, принявший решение о ликвидации, должны будут изначально назначить сроки проведения всех необходимых процедур, начиная от составления ликвидационного баланса и расчетов с кредиторами, до внесения сведений в ЕГРЮЛ, в этих пределах. При этом, если срок на ликвидацию истечет либо участники отменят свое решение, принять повторное сразу будет нельзя. Придется подождать минимум полгода с даты внесения сведений о начале ликвидации компании в ЕГРЮЛ.

Продлить срок, определенный на ликвидацию сможет только суд по заявлению заинтересованных лиц. Правда,
и тут установлено ограничение – такое продление возможно не более чем на 6 месяцев. До сих пор подобных
ограничений Федеральный закон об ООО не предусматривал.

Guardinfo.ru

ФНС за полгода исключила из ЕГРЮЛ 230 тыс. недостоверных компаний

Наличие в ЕГРЮЛ записей о недостоверности сведений, предоставленных компаниями, позволяет  добросовестным лицам оценить риски

Федеральная налоговая служба (ФНС) за первое полугодие 2017 года исключила из Единого государственного реестра юридических лиц (ЕГРЮЛ) более 230 тыс. недостоверных компаний, сообщается на сайте службы.

Помимо этого за полгода в реестр внесено более 300 000 записей о недостоверности сведений о компаниях.
Внесение записи о недостоверности является своего рода предупреждением для добросовестных лиц о  наличии рисков при взаимодействии с компаниями, указавшими недостоверный адрес, информацию о руководителях и учредителях.

Наличие в ЕГРЮЛ записей о недостоверности сведений, предоставленных компаниями, позволяет добросовестным лицам оценить риски при взаимодействии с такими компаниями, а также ограничивает возможность руководства организации участвовать в других юридических лицах.

Компании, информация о которых в ЕГРЮЛ содержит пометку о недостоверности, могут самостоятельно
предоставить в налоговый орган достоверную информацию для внесения их в реестр. Отмечается, что это
позволит руководителям и собственникам компаний избежать ограничения их участия в новых юридических
лицах в будущем.

Кроме того, в сообщении отмечается, что деятельность ФНС по обеспечению достоверности сведений, представленных в реестре, позволила снизить на 20% долю компаний с признаками недостоверности сведений.

С 1 сентября вступили в силу поправки в ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и  индивидуальных предпринимателей». Теперь регистрирующий орган сможет исключать больше юрлиц из ЕГРЮЛ. Это связано с тем, что исключение юрлица из реестра теперь будет также производиться в случаях невозможности ликвидации юрлица ввиду отсутствия средств на расходы, необходимые для его ликвидации, и невозможности возложить такие расходы на его учредителей (участников), а также в случае наличия в реестре сведений, в отношении которых внесена запись об их недостоверности, в течение более чем шести месяцев с момента внесения такой записи. Помимо этого в ЕГРЮЛ теперь будут содержаться сведения о банкротстве юрлица.

Pravo.ru

«Налоговые» долги компаний будут взыскивать с учредителей и акционеров

Владимир Путин подписал 97-страничный пакет изменений в первую и вторую части Налогового кодекса. Одно из них позволяет ФНС взыскивать налоговые долги компаний с аффилированных с ними физлиц. Норма
вступила в силу со дня опубликования закона. «Невидимую» поправку в НК заметили в РБК.

Издание указывает, что речь идет об изменениях в абз. 8 и 9 пп. 2 п. 2 ст. 45 НК. Нынешняя редакция этой нормы позволяет взыскивать недоимку по налогам юрлиц со связанных с ними компаний, если должник переводил на них выручку, деньги или другие активы. В обновленной статье слово «организациям» меняется на «физлицам», что дает ФНС право через суд требовать уплаты налогов с аффилированных лиц, например с собственников, учредителей или акционеров таких организаций, поясняет юрист BGP Litigation Денис Савин.

Юрист напомнил, что возможность взыскания налоговой задолженности со связанных структур появилась в
2013 году, чтобы компании-должники не могли уходить от уплаты долгов путем банкротства. Пока такая воз-
можность существовала, организации, которым ФНС предъявляла крупные претензии по результатам налоговых проверок, переводили все активы и персонал в новое юрлицо и инициировали процедуру собственного банкротства. Бизнес при этом существовать не переставал, избавившись от долговых обязательств.

После того как эта лазейка была перекрыта, недобросовестные налогоплательщики нашли новую и стали
переводить активы на физлиц, в том числе ИП. Законодательной возможности обратить взыскание на них у
налоговой не было. «Теперь подобное ограничение для фискалов снято», – комментирует Савин.

Журнал "Директор по безопасности"